Коровин Николай Владимирович

   
 
 

Коровин Николай Владимирович

5 дан Окинава Сериндзирю

г.Москва

Сенсей Эйрз демонстрирует технику Коте – Наге, спокойно, без гримас, с расслабленным телом, не прикладывая не каких усилий, как будто бы играет на японской флейте сякухати или бережно ухаживает за деревом бонсай. И игра на флейте и искусство бонсай требует огромного труда и многих лет практики, прежде чем казаться со стороны легким и непринужденным занятием, впрочем, это относится ко всем видам деятельности именуемым – искусство.

 

Андриевский Василий Дмитриевич

   
   
 

Андриевский Василий Дмитриевич

3 Дан Ренсинкай Айкидо

г.Красногорск

Инструктор в

ЦЕ "Молодёжный"

Довольно сложно уместить на одной или даже нескольких страницах всю информацию о Сенсее Дэвиде Эйрзе, которая бережно хранится в памяти. Одних разговоров об этом человеке хватит на неделю непрерывного повествования. Но, согласно регламенту…Попробую суммировать.
Для меня лично взаимоотношения с Дэвидом Сенсеем строились в три этапа.
Поначалу это был некий недостижимый образ Великого Мастера. Нечто сродни благоговению я испытал при первой встрече. В первый раз на его семинаре я получил шикарный внутренний синяк на руке от его Ёнкадзё, который несколько дней дико болел, чем приводил меня в восторг. Потому как раньше я такого не испытывал. Я влюбился во всё, что он показывал и рассказывал и тогда я поставил себе четкую цель – научиться делать так же. Так многие начинают. Самым волнительным мне казался экзамен на оранжевый пояс (4 кю). Ровно до того момента, когда Дэвид Сенсей мимоходом спросил меня: «Ты будешь аттестовываться сегодня после семинара?». Я ответил: «Да, Сенсей, хочу попробовать».
И он сказал: «У тебя всё в порядке. Сдашь»
Для меня тот экзамен был самым трудным. Я потел, ноги тряслись, дыхание сбилось. Но когда Сенсей огласил результаты, я чувствовал себя так, как будто меня нарекли Великим Мастером. Очень яркое впечатление, до сих пор помню. И понимаю как важно такие моменты проживать.
Во время второго этапа Дэвид Сенсей открылся для меня уже не как образ, а как живой пример пословицы «Сколько потопаешь, столько и полопаешь». То есть, как у Ленина. «Учиться, учиться и еще раз еще раз» (шутка). Тот период для меня был наполнен постоянными тренировками. Изнуряющими. Настоящими. Его маленькое Додзё на Ленинском проспекте стало для меня местом постоянного притяжения. Постепенно приходило ощущение спокойствия. Я уже точно знал, что всё идет правильно. Простые и до бесконечности мистические советы Сенсея открывали секретные секреты. Он говорил: «Train, Vas. And then – train even more!» («Тренируйся, Вась. А потом – тренируйся еще больше!»). Таким образом мне открылся абсолютно живой человек. С шикарным английским чувством юмора. Безумно любящий всех женщин на свете, но открыто демонстрирующий свою любовь только жене Оксане (читать с улыбкой). Он тогда был очень популярен. Зал был достаточно полным учеников на каждой тренировке. Семинары, поездки…
Пока мы не похоронили Оксану.
И это было началом третьего и последнего этапа. Он был для меня недосягаемым Образом. Был и оставался Учителем. И вот мы стали друзьями. Причем с отчетливым подобием отношения отца и сына. Он очень любил Оксану. Нет, не так. ОЧЕНЬ. И это было испытание для нас всех. Здоровье начало подводить, глубокая тоска и постоянные душевные переживания не улучшали состояние. В тот период мне открылся абсолютно обычный человек. Со всеми своими достоинствами и недостатками. Различные семинары, частые тренировки у нас в Красногорском додзё и моя негласная «должность» штатного переводчика сблизили нас. Мы делились буквально всем. Через короткий промежуток времени он знал про меня всё. Буквально. И хорошее и плохое. А я знал то же самое о нем. И это была наша общая тайна. Мы шутили. Он продолжал нас учить. И это были волшебные перемены в нем, как только он выходил на татами. Все болезни, проблемы – оставались где-то за. Потом я отвозил его домой и мы снова говорили обо всем на свете. Он строил планы на жизнь. Травил анекдоты. Ругал таксистов. Много обсуждал политику. Давал советы в плане тренировок. Кое-что рассказывал «секретного». Несколько раз сказал, что любит меня как сына (непередаваемые ощущения для сироты).
Он много раз ложился в разные больницы. Но майские праздники 2019 года я не забуду. Они ожогом в памяти остались. Те дни, когда он лежал в реанимации были самыми сложными для меня. Злость и бессилие. Я ничего не мог сделать, чтобы ему помочь. Он просил меня забрать его домой, чтобы он мог умереть в своей постели. Я же каждый раз пытался уговорить его, чтобы он прекратил говорить о смерти и что он должен выйти из больницы на своих ногах. Что он может и должен это сделать. Я улыбался, говорил, что врачи видят возможность положительного развития событий, подбадривал его. И он делал вид, что мне верит. Мы шутили о красивых медсестрах.
А потом звонок вечером в субботу. Я много кого хоронил за свою недолгую жизнь. И Смерть людей давно для меня стала чем-то естественным, логичным. Но так я никогда не плакал, как в тот вечер. Детский вопрос «Ну почему?» из головы не выходил хотя разум всё давно понимал. Потом похороны. И пустота какая-то. Достаточно длительный период обучения, совместных поездок, дружбы как-то сразу сжался в один момент. Как-будто всё началось буквально вчера и почему-то вдруг закончилось. Странное ощущение.
И я так и не смог научиться называть его как он просил «просто Дэвид». Для меня он был и останется Дэвид Сенсей. Мой Учитель. Мой лучший друг. Osu

Kenji Nakazawa

   
 
 
 

Кэндзи Накадзава

Kenji Nakazawa

Старый друг

Дэвида Сэнсэя

Я впервые встретил Дэвида Сэнсэя в Японии. Это было в мае 1999 года, когда в Камакуре проводилось памятное весеннее Кенсю Гассюку с Терадой Ханси 9-й дан.

Все иностранные члены Ёсинкан старше 6-го дана были приглашены на это мероприятие в качестве гостей. Амос Ли Паркер Сихан, 8-й дан и Дэвид Сихан, 6-й дан, жили в моем старом доме в Йокогаме.

Паркер Сихан был моим настоящим сэнсэем айкидо и был самым старшим учеником Терады Ханси.
И Терада Ханси, и Паркер Сихан были очень впечатлены, узнав, что у Дэвида Сэнсэя столько учеников айкидо по всей России.

В то время Паркер Сихан был главным инструктором в додзё на базе в Йокосуке. После Камакура Кенсю Гассюку он пригласил Тераду Ханси и Дэвида Сихана в это додзё. Так Дэвид Сэнсэй начал дружить с Терадой Ханси, Паркером Сиханом и со мной.

В мае 2000 года два лучших ученика Дэвида Сенсея приехали в Японию с одним спонсором, чтобы посетить Кенсю Гассюку в Камакуре и насладиться тренировкой с Терадой Ханси.
Терада Ханси был очень впечатлен их высоким уровнем и дал им особую поддержку. Они решили пригласить Тераду Ханси в Россию.

В июне 2001 года Терада Ханси и Мацуо Сихан с жёнами, Масаки Сенсей и я впервые провели официальный семинар по айкидо Ёсинкан в С.-Петербурге, Россия.

Это было сенсацией. В общей сложности 150 студентов айкидо посетили этот семинар. Терада Ханси получил возможность дать специальное телевизионное интервью которое транслировалсь в эфире по всей России.

Давид Сенсей внес большой вклад в это историческое событие. После семинара в Петербурге Дэвид Сэнсэй пригласил Тераду Ханси, Мацуо Сихана, Масаки Сэнсэя и меня в его додзё Мисоги в Москве.

Дэвид Сэнсэй и его жена Оксана устроили специальный Энбу для Терады Ханси. Дэвид Сэнсэй и его лучшие ученики продемонстрировали технику высокого уровня и произвели на Тераду Ханси впечатление.

Позже Терада Ханси рассказал в Хомбу додзё в Токио о своем опыте работы в России. Иноуэ Канчо и Чида додзё-тё начали ездить в Россию.
После этого Андо Cихан и Сонода Cихан тоже начали это делать. Дэвид Сэнсэй - ключевая фигура успеха Ёсинкан Айкидо в России.

Митрофанов Сергей Анатольевич

   
 
 
 

Митрофанов Сергей Анатольевич

руководитель

Красногорской Федерации Каратэ

Очень быстро я понял,что нет лучшего боевого искусства,а есть хороший тренер, который влюбит ученика в это боевое искусство. Поэтому, в далеких 2000-х, узнав о том,что в Красногорск приезжает большой мастер Айкидо, собрал своих старших учеников и мы попали на семинар. Мои ученики к тому моменту уже имели звания и высокие пояса,но мы повязали белые пояса и уже стояли в рядах учеников Айкидоков. Сенсей узнав о том,что среди учеников стоят каратэки, очень обрадовался и сказал всем, что никакое искусство не имеет границ в развитии и чтобы повысить уровень, необходимо дополнять свои навыки другими искусствами. И добавил :- "надо учиться ,а не мериться ".
Меня порадовало, что этот учитель ничего не пытался доказать, не громко рассказывал, был естествен, полностью погружен в свое дело, он просто излучал энергию и гармонию. Очень быстро в додзё установилась особая, сокральная атмосфера, которую понимает тот, кто серьезно занимается. И я вспомнил восточную мудрость - " Настоящего учителя определяют по той атмосфере, которая устанавливается в его присутствии ".
Так мы познакомились. 
    Считается, что путь познания мира лежит через познания себя в этом мире и это верно. Это основа для настоящего боевого искусства, основа развития и познания, основа, если хотите, счастья...
    Это то, что нес и несёт через учеников по сей день этот светлый, настоящий человек- Сэнсэй Дэвид Эйрз.

 

Болотов Антон Петрович

   
 
 

Болотов Антон Петрович

5 Дан Ренсинкай Айкидо

г.Ярославль

Старший инструктор "Гоукенкан додзё", председатель Ярославской федерации Ренсинкай Айкидо

Я начал заниматься Айкидо (Ёсинкан) в 2003 году на Камчатке, уже имея за плечами серьёзную базу каратэ Киокусинкай и других видов боевых искусств. Камчатские айкидоки к тому времени уже несколько лет сотрудничали с Дэвидом Сэнсэем и практический каждый год привозили его на семинары в Петропавловск-Камчатский.

Личное знакомство с Дэвидом Сэнсэем состоялось у нас несколько позже, в мае 2006 года. Уже после этого он много раз приезжал на Камчатку и любезно принимал наши делегации на своих семинарах и мероприятиях, в том числе в "Мисогикан додзё".

Так как тренироваться у него системно в то время удавалось редко, каждая встреча была событием и своего рода праздником, ради которого мы в очередной раз ехали через всю страну, бросая работу, семьи и прочие дела. Естественно, что тренируясь на Камчатке, за много лет мы проводили семинары и с другими великолепными мастерами, такими как Чида Сэнсей, Канчо Иноуэ Сэнсей и другими, однако в общении с Дэвидом Сэнсеем всегда присутствовало необъяснимое ощущение внутренней силы. Что уж говорить о сочетании человеческой мягкости и огромной технической мощи. Разумеется этим качества Дэвида Сэнсея не исчерпываются и их можно перечислять очень долго. Достаточно будет сказать, что пожалуй все качества, присущие настоящему мастеру у него безусловно имелись, проявляясь в различных, порой весьма непростых жизненных ситуациях.

По-настоящему серьёзное сотрудничество с Сэнсеем я начал после открытия своего додзё в Ярославле в 2013 году. Теперь фактор расстояния уже нам не мешал, и за всё это время Дэвид Сэнсей провел в Ярославле 6 больших межрегиональных семинаров, которые неизменно поддерживали наши коллеги из Москвы, С.-Петербурга, Петропавловска, Зеленограда и т.д. Кроме того, проводились семинары и в самой Москве, и в Ферзиково, и в  Петербурге, куда я сопровождал Сэнсея по его просьбе. Бесконечные семинары, поездки, неформальное общение... это был огромный, насыщенный и безумно интересный калейдоскоп непрерывных событий, из которых складывается жизнь инструкторов Айкидо. Много всего удалось уложить в эти годы интенсивной работы. Я с огромной благодарностью вспоминаю всё то, чему он сумел научить меня за это время, заставив побывать в различных ипостасях - от рядового ученика до ути-дэси. 

Именно благодаря Дэвиду Сэнсею наше додзё в Ярославле получило в свое время мощнейший толчок в развитии (а всё приходилось делать с нуля) и дальнейшая его работа так или иначе всегда будет оставаться еще одним кирпичиком, который Дэвид Сэнсей положил в фундамент Айкидо в России.

Хотя, по словам самого Сэнсея, в последние годы он уже в силу возраста не мог изменяться технически, следуя условно "старому стилю", но принципы, которым он учил, понятия, которые использовал, для Айкидо всё равно остаются неизменными. В современных стандартах школы Ренсинкай он видел прекрасное будущее и именно поэтому старался привить понимание их важности всем ученикам, всегда очень точно угадывая, кого именно и чему в данный момент надо научить, чтобы помощь дошла адресно, не превратившись в рутину и ремесло. 

Я уверен, что Дэвид Сэнсей искренне любил своё дело, которому посвятил десятилетия своей длинной и интересной жизни. Он был с нами до самого конца, пытаясь отдать все свои знания и направить по верному пути и наша задача -продолжить работу в полном соответствии с духом и целями Айкидо. Уверен, что роль, которую сыграл Дэвид Сэнсей ещё многие десятки лет будет ощущаться в судьбах всех его учеников, где бы они не оказались.